Адмирал В. М. Головнин


На необозримых просторах морей и океанов земного шара разбросано множество островов и ocтровков, бухт и заливов, названных именами pyccкиx мореплавателей, ученых, военных и политических деятелей. Еще с отдаленных времен pyccкиe люди с настойчивостью и целомудренной волей, подвергаясь опасностям и преодолевая невероятные трудности, совершали смелые плавания, открывали новые земли. Они несли в эти земли культуру и просвещение.

Уже к середине XVII в. pyccкиe вышли на берега Тихого oкeана — Oxoтского побережья, Приамурья, Чукотки. Первыми из европейцев они проникли в страны Тихого океана и на своих утлых суденышках бороздили воды от мыса Дежнева на крайнем севере до залива Анива на юге Сахалина. Отважные русские мореплаватели открыли Берингов пролив, Сахалин, Диомидовы, командорские, Прибыловы, Алеутские, Курильские, Шантарские и многие другие острова, северо-западную часть Америки, мopские пути в Японию, Китай, Калифорнию и т. д.

Благодаря исключительной энергии выдающихся pyccкиx землепроходцев и мореходцев Дежнева, Пояркова, Атласова, Федорова, Чирикова и Шелехова в XVIII в. в состав pyccкого государства были включены почти все обширные земли Дальнего Bocтoкa.

Pyccкиe люди, первыми поселившиеся на Дальнем Bocтoкe, приложили много труда для того, чтобы вызвать к жизни этот замечательный край. Они же и были пионерами в заселении и освоении «Pyccкой Америки» (Aляски), громадной площади, составляющей пятую часть территории США.

Дело отважных мореплавателей XVII и XVIII столетий продолжали в XIX в. И. Ф. Крузенштерн, Ю. Ф. Лисянский, В. М. Головнин, Ф. Ф. Беллинсгаузен. Ф. П. Литке и другие. Это были люди широкого кругозора, разносторонних и глубоких знаний. Среди мореплавателей-исследователей этого времени имя Василия Михайловича Головкнна занимает почетное место. Он оставил заметный след во всех областях военно-мopcкого дела, много сделал для организации и строительства флота; он был также широко известен в России и за ее пределами как талантливый ученый и писатель.

В. М. Головнин родился 8(19) апреля 1776 г. в небогатой дворянской семье Рязанской губернии. Его предки прославились еще на заре pyccкой государственности в борьбе против татарско-монгольского ига и ливонского ордена. Головнины были всегда в первых рядах paтников, самоотверженно отстаивавших на поле брани честь и независимость pyccкoго народа.

Адмирал Головнин В. М.

Десяти лет Головнин лишился родителей, а когда ему исполнилось 13 лет, близкие родственники определили его в Морской кадетский корпус. Отличаясь незаурядными способностями и физической выносливостью, он вскоре обратил на себя внимание корпусного начальства и заслужил расположение своих товарищей.

В 1790 г. он был произведен в гардемарины и назначен в плавание на корабле «Не тронь меня».

В это время Россия вела войну со Швецией. Гардемарин Головнин участвовал в трех сражениях русского флота со шведским. В этих сражениях он проявил отвагу и храбрость, за что и получил первую боевую награду — медаль.

В 1792 г. Головнин успешно окончил теоретический курс обучения, но по малолетству был оставлен в корпусе еще на год. Этот год не прошел у него даром. Он занимался изучением словесности, истории, физики и естествознания.

С неутолимой жаждой он читал книги о «морских походах знаменитых мореплавателей, о великих географических открытиях, морских боях и сражениях. Чтение такой литературы расширило кругозор молодого моряка, возбудило в нем желание совершать путешествия и открывать неведомые страны.

Готовясь к осуществлению своей заветной мечты, он особое внимание уделял изучению английского, французского и шведского языков и в совершенстве овладел ими. Впоследствии он неоднократно говорил о значение иностранных языков для моряков.

— Если бы кадеты Mopcкого корпусa, говорил Василий Михайлович,— знали, как стыдно морскому офицеру, находящемуся в чужих краях, не знать иностранных языков, то употребляли бы все старания для их изучения.

В 1793 г. Головнин был произведен в мичманы. В 1798 г. он был назначен переводчиком на вспомогательную эскадру вице-адмирала Макарова, принявшую участие совместно с английским флотом в десантных операциях против Голландии. За отличное исполнение служебных обязанностей он в том же году был произведен в лейтенанты.

В числе наиболее способных и подготовленных морских офицеров лейтенант Головнин был командирован в 1802 г. в Англию для совершенствования в военно-морских науках и ознакомления с английской культурой и экономикой.

Затем он в течение ряда лет плавал на британских кораблях под начальством адмиралов Корнвалиса, Нельсона, Коллингвуда. Участвовал в морских сражениях англичан с французами. В самых опасных случаях он выказывал отвагу и спокойствие духа. Англичане отзывались о молодом русском офицере с большой похвалой. Он побывал в Вест-Индии, участвовал в блокаде Кадикса. За время пребывания в Англии он составил сравнительные замечания о состоянии английского и русского флота. Уже в этой работе Головнин обнаружил свои способности к научным занятиям.

Вскоре после возвращения из заграничной командировки В. М. Головнин был назначен командиром военного шлюпа «Диана», который должен был отправиться в кругосветное путешествие с целью географических открытий и описания северо-западной части Тихого океана, а также для доставки различных грузов в Охотск. Заветная мечта о кругосветном путешествии, не покидавшая его много лет, была близка к осуществлению. Нужно было много сделать для того, чтобы подготовить корабль и экипаж к дальнему плаванию. Прежде всего, предстояло переоборудовать лесовоз, предназначенный для плавания по рекам и прибрежным районам, в корабль с хорошими мореходными качествами, способный пройти тысячи миль и выдержать испытания морской стихии.

Готовясь в далекое плавание, В. М. Головнин находил время и для научных занятий. Он разработал «Военно-морские сигналы для дневного и ночного времени», служившие руководством для военных моряков в течение 25 лет.

25 июля 1807 г. «Диана» снялась с якоря и направилась в путь, принесший талантливому мореплавателю бессмертную славу. Экипаж шлюпа был подобран самим командиром. В качестве своего помощника В. М. Головкин взял капитан-лейтенанта П. И. Рикорда. Искренняя дружба связывала их со времени обучения в кадетском корпусе до конца жизни.

«Диана» была снабжена всеми необходимыми инструментами для длительного плавания и научных исследований. В сентябре «Диана» прибыла в Портсмут, где пополнила запасы провизии, инструментов. Англо-русские отношения в то время обострялись, что создало впоследствии немало трудностей для русских моряков.

Предвидя возможность войны Англии против России, В. М. Головнин через русского посла в Лондоне получил паспорт для беспрепятственного плавания. Такие паспорта выдавались кораблям, предпринимавшим экспедиции с целью географических открытий. Его предусмотрительность оказалась не излишней. 1 ноября «Диана» покинула Портсмут, а вскоре Англия порвала отношения с Россией, о чем В. М. Головнин узнал значительно позднее.

12 февраля 1808 г., обогнув мыс Горн, «Диана» вскоре попала в полосу сильного шторма. Кораблю и экипажу угрожала гибель. Поэтому Головнин 12 марта решил спуститься к м. Доброй Надежды и отсюда следовать на Камчатку.

В одной из бухт вблизи Капштадта «Диана» была задержана англичанами, несмотря на наличие паспорта. В ответ на протест Головкина английский адмирал обещал немедленно запросить свое правительство, но ответа из Лондона в течение многих месяцев не поступало. Начальник Капской станции потребовал от командира «Дианы» письменного обязательства не уходить без его разрешения.

Прошло еще несколько месяцев, но английское правительство продолжало молчать. Между тем на русском шлюпе запасы продовольствия подходили к концу, а английский адмирал не только никакой помощи русским не оказывал, но даже потребовал выслать русских матросов для работы на английских кораблях. Для pyccкого офицера честь родины была превыше всего. Капитан-лейтенант Головнин был непоколебим, когда речь шла о достоинстве русского матроса. Требование английского адмирала Головнин категорически отверг. «Уверившись, что в этом деле, между англичанами и мной, справедливость на моей стороне, я решился, не теряя первого удобного случая, извлечь порученную мне команду из угрожавшей нам крайности, уйти из залива и плыть прямо на камчатку». Головнин решил, во что бы то ни стало вырваться из английского плена. Выполнение этого решения было сопряжено с огромными трудностями и опасностями «Диана» стояла в самом углу залива около английского адмиральского корабля «Прозерпина» и была окружена множеством других судов. Необходимо было выждать благоприятный случай. Наконец, 16 мая подул крепкий северный ветер. С наступлением сумерек на «Диане» поставили штормовые паруса, и она снялась с якоря. Как только шлюп двинулся, с флагманского корабля последовало приказание о задержке «Дианы», но она успела благополучно выйти в открытое море, взяв курс на камчатку. Успешный уход русского шлюпа оказался возможен благодаря дружной и самоотверженной работе всего экипажа.

Обогнув Новую Голландию (Австралию), «Диана» направилась к Новогибридским островам. Матросы и офицеры работали день и ночь, не зная усталости.

Запасы провизии иссякли. «Диана» пристала к берегу о. Танна, где после знаменитого английского путешественника Кyкa никто из мореплавателей не бывал. Головнин записал много интересных наблюдений о быте, нравах и обычаях местного населения.

5 сентября 1809 г. «Диана» прибыла на Камчатку. Две зимы провел здесь Головнин. За это время он обследовал весь полуостров.

Весной 1810 г. он предпринял экспедицию к американским берегам для доставки продовольствия во владении Российско-Американской компании, в ведении которой тогда находилась прилегавшая область. В Ново-Архангельске он встретился с главным правителем компании Барановым, много сделавшим для усиления влияния России на Тихом океане.

Типы японцев (гравюра XIX в.)

Весной следующего года Головнину было поручено описание Алеутских и Курильских островов и Татарского берега (Приморье). Однако намеченный план полностью осуществить не удалось. В течение нескольких месяцев экспедиция успела исследовать лишь следующие острова Курильской гряды: Расшуа, Ушисир, Кетой, юж. и сев. Чирпой и западную сторону Урупа. В своих заметках о них Головнин писал: «Цепь или гряду островов, лежащих между южным мысом Камчатки и Японией, Курильскими островами наименовали русские, ибо, увидев, с Камчатского берега, дымящиеся на сих островах сопки, они назвали их Курилы, от слова курящиеся, а оттого и самые острова получили свое название: природные же жители оных на своем языке не знают никакого имени для названия всей гряды вообще, но имеют только собственные имена каждому острову в особенности» (русские мореплаватели открыли Курильские острова еще в начале XVIII в.).

Русские моряки подошли к острову Кунашира, чтобы набрать пресной воды и запастись дровами. Шесть человек моряков во главе с В. М. Головкиным отправились на берег. Японцы встретили их с притворной вежливостью, пригласили в крепость и здесь неожиданно напав на невооруженных русских моряков, захватили их в плен. Связав пленников, японцы под сильным конвоем отправили их в Хокадате, где поместили каждого отдельно в тесную и сырую клетку.

Стойко переносили моряки истязания, голод, одиночество. С первых же дней неволи всеми владела одна дума — как можно cкopеe вырваться из Японского плена. В голове Головнина созрел план побега. Было решено захватить Японское судно и бежать на родину. Побег был совершен. Девять дней беглецы бродили по лесам, горам и ущельям. Японцам, однако, удалось найти бежавших, и они были возвращены в тюрьму.

Капитан-лейтенант П. И. Рикорд, принявший после пленения Головкина, командование «Дианой» не мог оказать немедленную помощь попавшим в беду товарищам, так как не располагал достаточными силами. Он отправился в Oxoтcк за подкреплением. В 1812 г. он подошел с двумя кораблями к японским берегам. Попытка начать с японцами переговоры успеха не имели. Через год он вновь подошел к о. Кунаширу. При помощи захваченного в плен японского купца ему удалось начать переговоры об свобождении русских. Головнин, опасаясь, что Рикорд также попадет в плен, писал ему: «Желал бы вас увидеть и обнять на «Диане» или в Европе, но здесь — боже оборони! Хочу лучше умереть самой мучительной смертью, нежели видеть кого-нибудь из моих соотечественников в подобном несчастьи, а не только друзей моих!»

Наконец, 1 октября 1813 г. Головнин и его товарищи были вырваны из лап японских самураев. Двадцать шесть месяцев и 26 дней Головнин пробыл в японском плену. Его записки «В японском плену» были опубликованы в 1819 г. и впоследствии переведены почти на все европейские языки.

Айны

В 1814 г. Головнин с экспедицией возвратился в Петербург.

В 1816 г. ему вновь было поручено совершить кругосветное плавание, экспедиции были поставлены три задачи: обследовать русские владения в Северной Америке, доставить грузы на Камчатку, определить географическое положение всех островов, которые астрономически еще не были определены, и произвести опись северо-западных берегов Америки от 60° до 63° с. ш. Василий Михайлович энергично стал готовиться к дальнему плаванию.

26 августа 1817 г. Головнин на шлюпе «Камчатка» вышел в кругосветное путешествие. Экипаж «Камчатки» состоял из 130 человек.

На 71-дань после начала плавания «Камчатка» прибыла в Рио-де-Жанейро. Запасшись провизией, «Камчатка» 21 ноября снялась с якоря взяв курс на юг. Двадцать пять дней потребовалось, чтобы обогнуть мыс Горн. Экипажу пришлось выдержать героическую борьбу с сильными штормами, приносившими большие неприятности мореплавателям.

В мае шлюп благополучно прибыл на Камчатку. Начальником Камчатской области в то время был П. И. Рикорд.

Из Петропавловска Головнин вскоре направился к Берингову и Медным островам, определив их географические координаты.

В июне Головнин прибыл на о. Кадьяк, описав попутно несколько Алеутских островов (Атту, Техниняк, Укамок и др.). За время своего пребывания на о. Кадьяк он обследовал деятельность Российско-Американской компании и вскрыл злоупотребления местных чиновников в обращении с населением. В это же время он составил обстоятельную карту Чиниатского залива.

В октябре Головнин совершил плавание к Гавайским островам и весьма обстоятельно описал экономику, культуру и нравы местного населения. Местный король Тамеамеа радушно принимал русских моряков. Головнин с большим уважением относился к национальным обычаям туземцев и завоевал их любовь и преданность.

Затем экспедиция направилась в Манилу, а оттуда в Индийский океан.

Проходя Атлантическим океаном, В. М. Головнин побывал на острове Св. Елены, где в то время находился Наполеон.

5 сентября 1819 г. «Камчатка» благополучно возвратилась в Кронштадт.

Кругосветное путешествие было успешно завершено в течение 2 лет и 10 дней. За все время плавания корабль не потерял ни одного паруса и не имел повреждений. Исключительный научный интерес представляет та часть этого труда, где изложено плавание у берегов Северо-Западной Америки. Основываясь на большом материале отечественных мореплавателей, своих предшественников, он со всей убедительностью показал, что честь открытия многих островов в этом районе принадлежит русским (английский мореплаватель Кук и др. эту роль приписывали себе).

«Хотя капитан Кyк,- пишет Головнин,- приписывает себе первое открытие северо-западного берега Америки выше широты 57°, но он был введен в сие заблуждение по незнанию о плаваниях в том краю наших мореходцев, и что тот край был нам больше известен, нежели англичанам, например: Славный сей мореплаватель утвердительно» пишет, что он нашел большую реку, которую лорд Сандвич назвал его именем; Кyк приводит доказательство, что это действительно река; но русские знали что так называемая Кукова река есть не река, а большой залив, который мы и теперь называем Кенайской губой. И если бы не Ванкувер, то и по сие время русским никто бы не верил, а открытие Кука считали бы за истинное, а залив слыл бы и ныне рекою; но Ванкувер, соотечественник и последователь Кука, подтвердил опытом опись русских: Пролив между Кадьяком и Афогнаком Кук и принял за залив и дал ему имя (Whi Tsuntide Bau). Другого пролива между Кадьяком и Аляской Кук вовсе не знал, но русским он был известен под именем Кенайского пролива.

Англичанин Мирс в 1786 г. Зашел в него и не знал где он, доколе русские к нему не приехали и не сказали, что он в проливе, которым может пройти безопасно. Он по их настоянию прошел залив и весьма наглым образом счел его своим открытием и даже дал ему имя (Petries strait). Но Портолк, также англичанин, которому Мирс о полученных им от русских сведений сказывал, напечатал о сем своем путешествии. Капитан Кук сделал также и другие ошибки, которые русским были известны, например остров Ситхунок и Тугидок принял за один остров и назвал островом Троицы. Евдокийские острова Семиды также показались ему одним островом и также положены на карту под именем Туманного острова и пр.»

Глубоко несправедливые притязания англичан на чужую славу вызвали законное возмущение Головнина. С присущей ему прямотой и объективностью он показал ошибочность и несостоятельность утверждений Кука, Мирса и других.

Вскоре Головнин был произведен в капитаны 1 ранга, а в 1821 г. в чине капитан-командора был назначен помощником директора Морского корпуса, где проявил исключительную заботу о подготовке высококвалифицированных офицеров. Головнин перевел с английского «Описание примечательных кораблекрушений» Дункена в трех томах и дополнил этот труд четвертым томом, в котором собраны ценные сведения о кораблекрушениях в русском флоте. В. М. Головнин полагал, что морской офицер должен знать причины всех кораблекрушений, имевших место в истории. Обогащенный историческим опытом, офицер может в крайне опасных случаях принять необходимые меры для спасения своего корабля.

В 1823 г. В. М. Головнин был назначен генерал-интендантом флота. Ему были подчинены все верфи, береговые здания Адмиралтейского ведомства. На новом поприще он отдавал все свои силы строительству флота на Балтийском и Белом морях. Обладая глубокими познаниями в различных областях военно-морского дела, он сам наблюдал за постройкой и вооружением кораблей, добиваясь сокращения срока их постройки.

Многие корабли, построенные в это время, потом героически сражались в боях под Наварином и Синопом.

Летом 1831 г. В. М. Головнин пал Жертвой эпидемии холеры, унесшей много человеческих жизней в Петербурге. Известие о смерти Головнина глубоко опечалило моряков русского флота.

Шлюп Диана

По своим социальным воззрениям В. М. Головнин был близок к декабристам. Известный декабрист Д. И. Завалишин, работавший преподавателем в Морском корпусе в бытность В. М. Головкина помощником директора этого корпуса, в своих воспоминаниях пишет: «Я тогда не знал, о его участии в тайном обществе. Нас сблизило общее негодование против вопиющих злоупотреблений. Мы сделались друзьями, насколько допускало то огромное различие в летах». Сочинениями В. М. Головнина зачитывались многие декабристы. В своем сибирском дневнике Кюхельбекер писал: «Записки В. Головкина, без сомнения, один из лучших и умнейших на русском языке и по слогу и по содержанию».

Именем замечательного русского мореплавателя-исследователя названы: мыс на юго-западном берегу бывшей «Русской Америки», горы на о. Новая Земля и пролив между островами Курильской гряды Райкоку и Матау.

Советские моряки и весь наш народ с чувством законной гордости хранят память о замечательных русских мореплавателях, явившихся пионерами в изучении и культурном освоении Тихого океана. В августовских боях 1945 г. доблестные моряки Тихоокеанского флота вместе с красной Армией нанесли сокрушительные удары японским империалистам, изгнав их с Курильских островов и Южного Сахалина, много десятилетий тому назад открытых и освоенных самоотверженным трудом русских людей. Вырванные из лап японского хищника, эти острова стали органической частью Советской земли.

Дивин В. А.
"Наука и Жизнь", №8-9/1946 г.
10.06.2010

Поделиться мнением о статье