Культура хинного дерева в СССР


Хинин, получаемый из коры хинного дерева (Сinchonа), широко применяется для лечения малярии и ряда других болезней.

Впервые кора хинного дерева была применена европейцами для лечения малярии в 1630 г. в Южной Америке. К концу XVII в. хинная корка получила уже широкое признание. Ботаники обратили внимание на это растение только через 100 лет. В западной части Южной Америки (Перу, Боливия. Эквадор, Колумбия) в виду больших требований на хинную корку возник целый промысел.

В настоящее время мировая хинная продукция составляет около 600 т ежегодно, для лечения же всех больных малярией требуется, примерно, в 40—50 раз больше.

Для удовлетворения минимальных нужд СССР в натуральном хинине его нужно до 40—50 т ежегодно.

***

Хинное дерево растет во втором ярусе горных лесов (от 1200 до 2500 м над уровнем моря), примерно между 10° с. ш. и 22° ю. ш., единичными экземплярами или группами среди других лиственных пород, очень редко образуя сплошные насаждения. В результате хищнической эксплоатации количество хинных деревьев уменьшилось, и поэтому встал вопрос об их искусственном разведении и натурализации. Семенной материал разными способами стал попадать в Европу и Азию. Первыми занялись хинным деревом в 1847 г. французы, разводя его в Парижском ботаническом саду; оттуда посадочный материал попал в Алжир. Опыт в Алжире оказался неудачным.

В 1852 г. хинным деревом занялись голландцы; они послали в Америку ботаника К. Гасскарля, который «совершил похищение хинного дерева». Однако первые попытки пересылки живого материала не удавались, так как почти все растения погибали в пути. Экспедицию пришлось повторить, и в конце 1854 г. были доставлены на Яву семена и 500 саженцев (из которых только 75 дошли живыми) вида калисайя (Calisaya). Этот материал, а также остатки материала первой экспедиции легли в основу промышленной плантации хинного дерева на Яве. Позже этот вид был вытеснен другим, более ценным,— видом ледгериана (С. Ledgeriana). В настоящее время Ява доставляет до 500—550 т хинина (90% мирового потребления).

Были попытки разведения хинного дерева также в Южной Индии, в горах Цейлона, в Гималаях и т. д. Разведение хинного дерева начато также в Японии, Австралии. Индо-Китае, на Филиппинских островах, на Ямайке и в Африке.

Хинная плантация в Салибаурском чайном совхозе (Аджария)Робкие попытки разведения хинного дерева в царской России неизменно кончались неудачами, так как это дерево замерзает при минус 2—3°. Опыты в России начались, примерно, на 30 лет позднее, чем на острове Ява и в Британской Индии. Первые неудачи приостановили произведенные в 1888 г. в Батуми опыты. Они были возобновлены только в 1903 г. на Сухумской опытной станции с семенами, полученными из Дарджилин-га. Опыты были поставлены с видами сукцирубра (С. Succirubrа) и ледгериана (C. Ledgeriana). В 1905 г. был высажен также вид оффициналис (С. Officinalis) и др. Эти опыты продолжались до 1908 г. и также окончились неудачей. Основная причина лежала в несоответствии климатических условий влажных субтропиков СССР условиям родины хинного дерева.

Затруднения с освоением хинного дерева до революции привели к тому, что одни вообще считали нереальным продолжение его культуры у нас, другие пытались доказать, что культура многолетнего дерева возможна только при условии подбора холодостойкого ассортимента и в наиболее теплых участках на побережье. Основная ошибка этих опытов заключалась в том, что делали ставку на получение многолетнего дерева в относительно суровых климатических условиях наших субтропиков.

***

В Советском Союзе опыты с хинной культурой были возобновлены в 1928 г.; семена для них были получены от экспедиции в Индию и на Яву. Всесоюзного института прикладной ботаники новых культур. Эти опыты продолжаются и до сего времени. В 1932 г. была организована экспедиция акад. Н. И. Вавилова за семенами хинного дерева в Южную Америку.

На первом этапе работы, в 1928 — 1930 гг., большие надежды возлагались на отбор зимостойкого ассортимента из большого количества растений, высаженных в грунт. Велись поиски наиболее теплых участков па побережье, способных обеспечить зимовки хинного растения в условиях открытого грунта (Гагры, Новый Афон, Натанеби, Гонио и др.). Были попытки повысить холодостойкость хинного дерева осенним прищипыванием верхушек, испытывались различные способы притенки растений в питомнике, влияние фотопериодического воздействия на хинное растение 8—10—12-часовым днем. Но все эти мероприятия не дали положительных результатов. Часто повторяющиеся сильные понижения температуры при резком колебании суточных температур и при повышении в зимний период количества выпадающих осадков создавали условия, неблагоприятные для зимовки хинного растения.

В результате указанных затруднений был поставлен вопрос об испытании хинного дерева в виде одно-двухлетней культуры. При этом имелось в виду, что алкалоиды свойственны не только коре, но и другим органам и что накопление их начинается с молодых стадий развития растения. Ряд данных говорит о возможности культуры хинного дерева с сокращенным периодом выращивания и получения хинных алкалоидов от молодых растений при выращивании их в виде одно-двухлетней культуры.

Пониженная алкалоидность компенсируется соответствующим увеличением растений на единицу площади.

Таким образом разработанный нашими опытными учреждениями под руководством акад. Н. И. Вавилова метод освоения хинного дерева заключается в том, что вместо многолетней культуры оно разводится в виде 1 —1,5-летнего растения. При этом способе хинин и хинные алкалоиды добываются со всей вегетативной массы растений (корни, стебли и листья).

Наиболее подробно исследован у нас вид цинхона сукцирубра, как наиболее удавшийся в наших субтропиках. Однолетние экземпляры сукцирубра показали следующее среднее содержание хинных алкалоидов на сухой вес: листья — 0.9%, стебли — 1,2% и корни — 2,0%.

Средний выход хинных алкалоидов составляет 1,25%. Если принять средний вес растений в 30 г (воздушно-сухой массы) и 75 тыс. шт. растений на 1 га. то урожай с 1 га составит 2,25 т (28—30 кг алкалоидов).

Основным преимуществом однолетней культуры хинного дерева является то, что этот метод одновременно позволяет получать продукцию для переработки и посадочный материал путем зеленого черенкования.

Подготовка посадочного материала ведется в основном в течение вегетационного периода. Зимнее хранение производится в солнечных парниковых рассадниках с укрытием матами в холодные ночи. Для гарантии на случай катастрофических зим часть материала должна храниться в утепленных парниках или оранжереях.

В течение вегетационного периода черенковые растения искусственно орошаются и притеняются как естественными притенками — из растений, так и искусственными — ветки растений, марля и т. п.

Посадка укорененных черенков в грунт производится в начале мая, уборка — в конце ноября. Наибольший урожай дают черенки, укорененные в октябре-ноябре.

Метод однолетнего разведения хинного дерева широко испытан в производственных условиях — в совхозе «III Интернационал» Гагринского района Абхазской АССР и в Салибаурском чайном совхозе Аджарской АССР.

Разработанный советскими учеными однолетний метод позволяет организовать промышленное освоение культуры хинного дерева у нас и освободить тем самым СССР от импорта хинина уже в ближайшие годы. Этот оригинальный метод дает возможность продвинуть хинное дерево до 42—43° с. ш. вместо 27° с. ш. распространения в настоящее время.

При однолетней культуре добывается и используется для медицинских целей весь комплекс хинных алкалоидов, называемый хиннет. Новейшие медицинские исследования за границей и у нас подтвердили, что хиннет по своему действию очень близок к натуральному хинину. Положительные результаты были получены у нас Тбилисским и Сухумским тропическими институтами при лечении малярил различного типа.

В настоящее время Наркомздрав СССР развернул широкую работу по промышленному освоению хинного дерева в наших субтропиках.

Катарьян Т. Г.
"Наука и Жизнь", №05-06/1940 г.
09.04.2009

Поделиться мнением о статье